Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Templates by BIGtheme NET
Главная » Общество » Вероника Скворцова: у нас лечат не хуже, чем в Германии, Израиле и Америке!

Вероника Скворцова: у нас лечат не хуже, чем в Германии, Израиле и Америке!

Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в эксклюзивном интервью «АиФ» о том, когда мы победим онкозаболевания.

Вероника Скворцова. © /

www.globallookpress.com

Главный приоритет нашей медицины, как сообщил на прямой линии президент РФ Владимир Путин — борьба с онкозаболеваниями. О государственной программе борьбы с ними — разговор главного редактора «АиФ» Игоря Черняка с министром здравоохранения РФ Вероникой Скворцовой.

Игорь Черняк, «АиФ»: — Вероника Игоревна, главная проблема онкологии — диагностирование. Недавно мы печатали интервью с известным врачом-онкологом, который сам заболел раком, причем выявлена болезнь была на 3 стадии. Что уж говорить о простых пациентах!

Вероника Скворцова: — Я хочу начать с того, что за 5 лет нам удалось достаточно существенно повысить выявляемость рака на ранних 1-2-й стадиях — в среднем, при всех локализациях рака — с 50 до 56%. Кажется, что это не очень много, но за данным приростом — десятки тысяч спасенных людей. При этом при наиболее часто встречаемых онкологических заболеваниях репродуктивной системы женщин нам удалось добиться более значимого повышения ранней выявляемости. Так, при раке шейки и тела матки — до 66-80%. Одновременно, при этих заболеваниях резко снизился показатель «запущенности», то есть выявляемость на 4-й стадии, который составил от 5 до 9%. Но, в то же время, рак таких внутренних органов, как печень и поджелудочная железа, желудок, пищевод и кишечник, которые не визуализируются глазом, а требуют дополнительных исследований, пока у нас выявляются на ранних стадиях существенно реже (до 40% случаев). И «запущенность» очень велика — при раке печени и поджелудочной железы доходит до 58%.


Хроника надежды. Заболевший раком онколог ведёт блог о борьбе с болезнью

Подробнее

— И что делается для повышения ранней выявляемости?

— На протяжении последних лет мы создаём условия для каждого человека, чтобы пройти профилактическое обследование на раннее выявление онкологических заболеваний. С 2013 года возродили диспансеризацию, куда включили систему онко-скрининга. Мы несколько раз пересматривали ее регламенты, опираясь на самый передовой международный опыт. И с 2018 года увеличили частоту диспансеризации у людей в возрасте 50-73 лет, когда риски возникновения онкологических заболеваний особенно высоки: если раньше диспансеризация проводилась раз в 3 года, то теперь — раз в 2 года. Кроме того, любая женщина имеет право раз в год проходить профилактическое гинекологическое обследование, включающее не только осмотр специалистом, но и ультразвуковое, цитологическое, микробиологическое обследования. Во многом по этой причине значительно повысилось раннее выявление самых распространенных у женщин раков репродуктивной сферы. Они сейчас легко выявляются и очень эффективно лечатся.

Мы — в активном развитии. Только за последние 5 лет у нас создано более 50 центров позитронно-эмиссионной томографии, а 5 лет назад на всю страну было менее 10 приборов.

Вероника Скворцова

В 2016 году впервые в нашей стране были нормативно закреплены предельные сроки ожидания разных видов медицинской помощи, включая консультации специалистами и обследования лабораторными и инструментальными методами. Сейчас это — максимум 14 дней. В рамках дальнейшего развития онкологической службы мы планируем создать амбулаторные онкологические службы при всех многопрофильных стационарах и крупных поликлиниках. Тогда во всех регионах страны появятся базовые точки, где можно будет быстро и эффективно подтвердить и уточнить диагноз при подозрении на онкологическое заболевание. Кроме того, мы создаем референс-центры экспертного второго мнения специально для диагностических служб: морфологической (морфология, иммуногистохимия), томографической (компьютерная и магнитно-резонансная томография). Внедрение по всей стране цифровых технологий в медицину и здравоохранение позволяет дистанционно консультировать изображения с приборов и биопсийные срезы.

— Раньше, если у человека был рак и у него были деньги, он всеми силами стремился улететь в Германию, в Израиль, в Америку и т.д. А что сегодня? Может, с некоторыми видами рака можно уже никуда не лететь? У нас лечат не хуже?

— Вы абсолютно правы. У нас прекрасная хирургия, активно развиваются радиология и генетика. В наших ведущих федеральных и региональных центрах лечат так же качественно, как и в других ведущих мировых онкологических клиниках. Но в целом, онкологическая служба пока требует совершенствования. Мы — в активном развитии. Только за последние 5 лет у нас создано более 50 центров позитронно-эмиссионной томографии, а 5 лет назад на всю страну было менее 10 приборов. Существенно изменились возможности высокотехнологичной медицинской помощи при онкологических заболеваниях. Её сейчас оказывают 454 медицинских организации, в том числе 78 федеральных центров. Если в 2011 году высокотехнологичную помощь получили 59,5 тыс. больных онкологическими заболеваниями, то в 2017 году — 179,1 тыс.

Прежде всего, нужно, чтобы каждый человек не забывал проходить профилактические осмотры и спешил к врачу при появлении недомогания, признаков нездоровья. Нужно следить за здоровьем детей и родителей, своих близких.

Вероника Скворцова

Доказательством нашей эффективности может служить резко возросший поток въездного медицинского туризма, в том числе связанного с онкозаболеваниями. Ещё в 2015 году в стране лечилось 20 тыс. иностранных граждан, в 2017 году — уже более 110 тыс. Причем пациенты едут не только из ближнего зарубежья. Резко возрос поток из Юго-Восточной Азии, к нам приезжают из Китая, Вьетнама, Северной Кореи, а также с Ближнего Востока (Бахрейна, Израиля) и из Европы. Причина: высокое качество помощи и при этом низкие цены — в 2-3 раза ниже, чем в зарубежных клиниках. Приезжают и на обследование, и для получения специализированной помощи, включая высокотехнологичную. Наиболее востребованные профили медицинской помощи — это офтальмология, ортопедия (эндопротезирование суставов), стоматология, эндоваскулярная хирургия (плановая коронарография, стентирование и ангиопластика) и онкология.

Лучшие места для медицинского туризма. Инфографика

— Это все касается уже выявленных заболеваний. А как сделать так, чтобы онкологию находили на 1-2 стадии, не позже?

— Прежде всего, нужно, чтобы каждый человек не забывал проходить профилактические осмотры и спешил к врачу при появлении недомогания, признаков нездоровья. Нужно следить за здоровьем детей и родителей, своих близких. Все условия, которые создаются российским здравоохранением, сработают лишь при активной заинтересованности людей.

Кроме того, очень важно, чтобы каждый визит к врачу, независимо от повода и причины, рассматривался любым специалистом, начиная с участкового терапевта, с позиции онкологической настороженности. Это важнейшее дело. Год назад мы провели тестирование врачей первичного звена в отношении того, как они подготовлены к раннему распознаванию и профилактике рака. Тогда только 40% смогли пройти этот тест. После чего мы с нашими ведущими экспертами создали специальную электронную образовательную программу с прекрасными иллюстрациями, которая позволяет медикам самостоятельно дистанционно пройти дополнительное образование на настороженность к онкологическим заболеваниям разной локализации.

За прошлый год — сейчас эта программа продолжается — 85% всех участковых терапевтов освоили эту программу с хорошим результатом: 29 с лишним тысяч из 35 тысяч. Наша задача — помочь тем, кто не сумел самостоятельно овладеть материалом, а также подключить к освоению программы врачей общей практики и узких специалистов других профилей: офтальмологов, ЛОР, кардиологов и т.д. Тогда онконастороженность сформируется у каждого медика. Это — один из наиболее значимых блоков нашей государственной онкопрограммы.

Число онкологов только за последние 3 года возросло в стране на 22%, на 1900 человек. Это — хороший показатель, потому что на протяжении десятилетий онкология была одной из самых дефицитных с точки зрения кадрового наполнения медицинских областей.

Вероника Скворцова

— Допустим, терапевт проблему выявил, диагноз за 2 положенные недели поставлен. Но кто будет пациента лечить? Ведь сегодня качественную помощь предлагают только федеральные центры, а попасть туда очень непросто…

Диагноз должен быть поставлен в течение двух недель с момента предположения. С помощью экспертных референс-центров диагноз сразу должен устанавливаться полно и достоверно. Дальше нам нужно как можно скорее направить пациента на специализированную помощь. В 2016 году мы регламентировали и сроки госпитализации: не позднее 14 календарных дней с постановки диагноза. Но вопрос, куда направлять. Сейчас, скажем, человека направляют в региональный онкологический диспансер, а там, возможно, нет необходимых для лечения конкретного больного методов. Отправляют его в окружной центр. Затем — в федеральный. Эта система — порочная, мы теряем время, очень ценное для человека с онкологической патологией. Потому что главный фактор спасения человека при данном диагнозе — это фактор времени.

И в этой связи вторая часть государственной онкопрограммы — это не просто модернизация имеющейся онкологической службы, но очень четкое понимание, каков должен быть минимально достаточный уровень оснащения и кадрового состава для региональных онкологических диспансеров, для окружных (их будет 1-2 на федеральный округ), а также для федеральных центров. Они, кстати, тоже разнятся между собой по наличию уникальных технологий и методов.

Полезная радиация. Как работает ядерная медицина?

В идеале, как только точный диагноз устанавливается, должно формироваться представление о необходимых клинических протоколах, оптимальных для лечения этого конкретного человека, а следовательно — и о месте, где нужно его лечить. Так, если у человека выявлена меланома оболочек глазного яблока, то его бессмысленно направлять в любой диспансер, где нет протонной терапии. Протонная терапия в настоящее время развёрнута в двух центрах. В данном редком случае больной сразу должен быть направлен туда. В декабре этого года дополнительно будет введен в действие специальный федеральный центр ядерной медицины — целый медицинский город с четырьмя протонными установками — в Димитровграде Ульяновской области, что существенно повысит доступность ядерных технологий лечения онкологических заболеваний. Внедрение одноэтапности при оказании помощи и исключение ошибок при выборе центра, где можно реализовать максимально эффективный на сегодняшний день протокол, — это важнейшая часть нашей онкологической программы. Эта задача, безусловно, требует развития инфраструктуры онкологической службы и её кадрового обеспечения.

— Кадровая составляющая, безусловно, важнейшая. Сегодня онкологов в регионах остро не хватает…

— Число онкологов только за последние 3 года возросло в стране на 22%, на 1900 человек. Это — хороший показатель, потому что на протяжении десятилетий онкология была одной из самых дефицитных с точки зрения кадрового наполнения медицинских областей. Сейчас у нас уже более 7,5 тыс. онкологов, из них 3,5 тыс. работают в первичном звене. Нам нужно еще примерно 1,5 тыс. человек для оптимальной работы службы.

Но устранения дефицита мало. Совместно с экспертным сообществом разработаны изменения подходов к образованию онкологов, это тоже очень важное направление. Традиционно онкологи формировались из оперирующих хирургов. Так складывалось потому, что единственным методом лечения рака долгие годы был хирургический. В последние годы ситуация в корне изменилась. Более понятными стали механизмы формирования онкозаболеваний и защиты от неконтролируемого деления клеток человека. Современный специалист-онколог, прежде всего, должен иметь прекрасное фундаментальное биомедицинское образование, позволяющее ему комплексно выстроить индивидуальную программу ведения больного, включая по мере необходимости хирургические, радиологические, химиотерапевтические и другие методы лечения.

Мы добьёмся наилучших результатов в лечении каждого больного лишь при условии, что вся онкологическая служба станет единой отлаженной системой.

Вероника Скворцова

А параллельно, поскольку мы переходим на модульный принцип обучения специалистов, у специалистов-хирургов разных направлений будет к ординатуре добавляться дополнительный модуль по онкохирургии. Вот тогда, по сути, координатором онкологической бригады, которая отвечает за лечение каждого конкретного человека, будет подготовленный онколог, а в его распоряжении будут специально подготовленные хирурги, радиологи, медицинские физики, радиохимики, радиобиологи и другие специалисты. Тогда каждый пациент получит лучшее для его состояния лечение.

В настоящее время Минздравом создан специальный координационный совет по онкологии, более 60 ведущих экспертов — онкологов, радиологов, фармакологов, представителей вузовского сообщества, Академии наук и т.д. Эта большая и сильная команда завершает работу над Федеральным проектом по развитию онкологической службы в нашей стране.

Роботы в белых халатах. Какие новые технологии появились в медицине

— А что это за инновационные разработки, позволяющие обойтись без хирургов?

— Мы живем в эру, когда биомедицина стремительно развивается. Три года назад Минздравом внедрен механизм ускоренного инновационного развития. Для его реализации выбрано несколько приоритетных областей, включая онкологию. Мы уже имеем многообещающие наработки, которые будут внедрены в ближайшие годы. Во-первых, новые диагностические тесты, которые позволяют прогнозировать с высокой вероятностью развитие онкологического заболевания задолго до его клинической манифестации, в том числе по уровню опухолевой ДНК в крови человека. Это — так называемая жидкостная биопсия. Во-вторых, — это, конечно, онковакцины, и профилактические, и терапевтические. А также — разработка ряда других таргетных иммунных препаратов. В этом направлении идет работа специально созданными комплексными научными группами, в которые входят представители ведущих лабораторий нашей страны: из Москвы, Петербурга, сибирских регионов.

— Звучит фантастически и многообещающе. Но как вы сверху сможете проконтролировать правильность терапии больного где-нибудь во Владивостоке?

— Безусловно, мы добьёмся наилучших результатов в лечении каждого больного лишь при условии, что вся онкологическая служба станет единой отлаженной системой. Упростить ее создание может внедрение цифровых медицинских технологий. Уже создана специальная онкологическая информационная медицинская программа, прошедшая апробацию в двух регионах. Мы очень хотим, чтобы она стала базовой для всей страны. Сегодня аналогичная программа уже успешно работает в перинатологии: любая беременная женщина в момент постановки на учёт оказывается в региональной информационной системе, отслеживающей сроки и особенности беременности, отвечающей на вопросы, на каком сроке и в учреждении какого уровня необходимо родоразрешать женщину: в обычном роддоме или роддоме второго уровня, или в перинатальном центре. Именно такой системный подход и позволил за короткий период резко снизить в нашей стране младенческую и материнскую смертность и достичь одних из лучших в мире показателей. То же самое нужно применить при онкологических заболеваниях. При первом подозрении на онкологическое заболевание человек должен учитываться специальной информационной системой. Она будет структурирована по региональным сегментам, но будет связана с Единой государственной информационной системой для того, чтобы можно было к любому человеку подключить ведущих экспертов федерального уровня. Конечно, все персональные данные будут тщательно охраняться. Цифровые технологии позволят нам отслеживать правильность и своевременность всех процессов диагностики и лечения каждого больного. Прозрачными и понятными станут все управленческие решения, распределение лекарств и имплантантов, работа медицинской техники и специалистов.

Онкологические заболевания относятся к хроническим заболеваниям, и если выявить заболевание на самых ранних стадиях, то можно полностью его излечить, просто убрав первопричину. И на этом все завершается. Но в большинстве случаев, к сожалению, нам необходимо человека вести достаточно длительно. Как правило, это длительное лечение связано с необходимостью химиотерапии, введением других лекарственных препаратов. Любая медицинская помощь, включая исследования и лекарства, должна предоставляться больным бесплатно.

Российское здравоохранение сделает все возможное для гармоничного развития онкологической службы в ближайшие 6 лет. Усовершенствованы будут все процессы — от профилактики и ранней диагностики до лечения и реабилитации.

Вероника Скворцова

Ещё один важный блок в программе — обеспечение качественной и доступной паллиативной медицинской помощи в последние периоды жизни людей, которых современная медицина не может вылечить. Это — обезболивание, избавление от страданий, психологическая помощь. За 3 года полностью видоизменена нормативная база и упрощены требования к выписке, получению сильных обезболивающих, включая наркотические, препаратов, их хранению и транспортировке. Сейчас можно наркотические препараты сразу выписывать на длительный период. Выписывать может лечащий врач, любой специалист. В сельской местности, где нет аптек, лицензированных к выдаче наркотических препаратов, позволили ФАПам лицензироваться. Теперь они и врачебные сельские амбулатории могут выдавать эти препараты тяжелым пациентам.

Онкологические заболевания — одни из самых сложных. Для того, чтобы решить проблему с эффективной помощью таким больным, нужно повысить качество и организационные технологии для всей медицины, междисциплинарно. Поэтому решение проблемы с онкологией выведет всю российскую медицину на принципиально иной качественный уровень.

7 «да» и 13 «нет» для жизни. Советы онколога, которые помогут избежать рака

— Вскоре каждый пациент сможет рассчитывать на раннюю диагностику и быстрое излечение?

— Российское здравоохранение сделает все возможное для гармоничного развития онкологической службы в ближайшие 6 лет. Усовершенствованы будут все процессы — от профилактики и ранней диагностики до лечения и реабилитации. Будут активно внедряться инновационные методы ядерной медицины и персонализированной фармакологии, регенеративные и генные технологии.

Однако важно, чтобы каждый человек понимал: если он сам вовремя не придет к врачу, то он потеряет шансы на спасение. Своевременные профилактические осмотры должны стать нормой жизни. С 2017 года в помощь нашим пациентам мы создали специальную службу страховых представителей, которые через СМС-оповещения активно напоминают людям о необходимости пройти диспансеризацию, приглашают к специалистам, сообщают о принципах здорового образа жизни и правилах диспансерного наблюдения. Уже за год этот подход доказал свою эффективность. Мы видим отклик не менее, чем от 60% адресатов. Ясно, что все наши усилия оправдаются только в случае, если человек сам будет мотивирован следить за своим здоровьем и здоровьем своих близких.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

12 − три =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ăn dặm kiểu NhậtResponsive WordPress Themenhà cấp 4 nông thônthời trang trẻ emgiày cao gótshop giày nữdownload wordpress pluginsmẫu biệt thự đẹpepichouseáo sơ mi nữhouse beautiful

%d такие блоггеры, как: